7freiheit (7freiheit) wrote,
7freiheit
7freiheit

Categories:

Известия написали нейтральную статью об Эстонии. Читабельно

Поставят ли русских в Эстонии на колени?
Юрий Снегирев, (Таллин - Москва)

Русских в Эстонии много. Олигарх Николай Петрович (фамилию из скромности просил не называть) живет на таллинской "рублевке" в двухэтажном дворце с бассейном и лифтом. Алкоголик Эдик (свою фамилию он просто не смог произнести) на троллейбусной остановке "Тынисмяги" перебивается мелочью на закусь. Есть еще триста пятьдесят тысяч, которые после "бронзовой весны" — так в Эстонии называют народные волнения, вызванные переносом памятника погибшим советским воинам, — просто опустили руки и не знают, что теперь делать. Идут повальные аресты всех тех, кто позволил себе поднять голову и выразить протест. В Эстонии начались русские заморозки.

Первый звоночек колокола

Как же так? Пятнадцать лет в новой постсоветской Эстонии жили два народа. Особо не тужили, но в одночасье словно сорвались с цепи и зазвенели витрины от камней погромщиков и захрустели кости под дубинками полицейских.

— Все начиналось ровно год назад, — рассказывает одна из лидеров молодежного движения "Здесь" Майя Меос. Майе можно верить в обсуждении национального вопроса. Отец у нее эстонец, мать русская.

9 мая 2006 года эстонские националисты устроили провокацию. Тогда все местные газеты облетела весть: на площади Тынисмяги русские надругались над флагом Эстонии. Я разговаривал со свидетелями этого фарса. К Бронзовому солдату флаг принесли сами эстонцы и во время праздничных мероприятий стали поносить "русских оккупантов". Кто-то схватился за древко и выкрикнул по-эстонски:

— Не позорь нацию!

Тут же подлетели полицейские, арестовали всех участников ссоры. Потом, конечно, их выпустили, но фото с сине-черно-белым триколором на фоне Бронзового солдата облетели всю Эстонию. Вскоре эстонский парламент — Рийгикогу — поставил на повестку дня вопрос о переносе монумента вместе с захоронениями советских солдат куда-нибудь подальше. "Болевая точка" в центре столицы раздражала власти, поэтому было заявлено, что расположенная рядом троллейбусная остановка тревожит память усопших. Даже пятилетнему таллинцу русского происхождения стало ясно, по ком зазвонил колокол.

Не хватило двух голосов

Первую скрипку в этом оркестре разжигателей национальной розни играл премьер-министр республики Андрус Ансип. При том что в советское время если он и не был оккупантом, то уж явным пособником — это точно! Андрус служил в орготделе Тартуского горкома партии. Отвечал за массовую работу. Выполнял особые поручения. Сейчас в эстонской печати появились воспоминания тех, кто знал Ансипа в те славные времена. Когда националисты — а они на окраинах Великого Союза существовали и при Советской власти — решили отметить 70-летие заключения Тартуского мира небольшой демонстрацией, Андрус Ансип лично руководил разгоном маленькой кучки людей с плакатами. И было это в 1988 году. Вот так: из жандармов — в главные защитники свободы. В общем-то типичная карьера демократа. Да и не только в Эстонии.

Между тем дебаты о переносе памятника продолжались. С одной стороны, была налицо забота об останках советских воинов. С другой — пляска на русских костях.

В решающем голосовании не хватило двух рук, чтобы Бронзовый солдат остался на месте. И эти руки принадлежали, извините за правду, русскоговорящим гражданам. Депутату Татьяне Муравьевой не хватило мужества проголосовать против закона "О сносе незаконных сооружений в Эстонии". Она воздержалась. А сын знаменитого историка и филолога Юрия Лотмана Михаил голосовал обеими руками "за". Вот что он сказал "Известиям":

— Начну с неточности: юридически говоря, я не голосовал за перенос памятника. Возбудивший столько страстей законопроект касался "незаконных сооружений". Этот законопроект законом не стал (президент его не подписал, т.е. фактически наложил вето). Памятник был перенесен, и погибшие солдаты перезахоронены в соответствии с международной конвенцией "О защите воинских захоронений". Теперь по существу дела. Я не был ни сторонником, ни противником переноса памятника. Для меня идеальный вариант заключался бы в трансформировании места ненависти в место примирения. Еще 16 лет назад — я тогда был заместителем председателя общества русской культуры — предлагал дополнить мемориал на Тынисмяги таким образом, чтобы он был посвящен всем воинам, погибшим на эстонской земле во всех войнах. Увы, русская община, и в первую очередь ветераны, отнеслась к идее резко негативно. Перенос памятника — возможное решение проблемы. Другое дело, как он был осуществлен: вот это вызывает горечь и обиду. Отдельно я бы рассматривал вопрос о перезахоронении. Вот здесь я действительно согласен с правительством: место павших солдат на кладбище, а не на троллейбусной остановке, а частично даже под ней.

...А ведь Бронзовый солдат для русских в Эстонии стал той крупинкой, вокруг которой раковина осаждает перламутр. До жемчуга дело не дошло, но сотни добровольцев из разных уголков Таллина денно и нощно дежурили возле постамента на холме Тынисмяги. Даже сам писатель Лукьяненко был горд, что таллинские активисты взяли имя его романа "Ночной дозор".

Проводились тренировки. Возле памятника всегда кто-то дежурил с телефоном. Если что — тревога! За час на Тынисмяги прибывало около тысячи человек. Это днем. Ночью дозорные собирали вполовину меньше. Но и этого хватало, чтобы противостоять властям в их желании перенести монумент.

Но 26 апреля. Ровно в четыре утра. Холм оцепили, дозорных "накрыли", и началась тут война.

Нашли крайнего

Думаю, не стоит сейчас описывать, что происходило дальше. Все мы видели из теленовостей, как жестоко разгоняли мирных демонстрантов. Бывает, что и в России ОМОН размахивает резиновыми дубинками по политическому поводу и без. Но здесь было нечто особенное. Эстонцы били русских! Целенаправленно. Предельно жестоко. А потом, в сыром, специально подготовленном портовом складе, держали случайных прохожих с пластиковыми удавками на руках, которые не имели счастья говорить по-эстонски, зато имели несчастье случайно появиться на улице. В ангары попали даже немецкие туристы. Их каждый час избивали и не давали сходить в туалет.

— До сих пор у меня в ушах стоит мужской плач, — рассказывает мне один из узников печально знаменитого терминала Д. — Видно совсем мужика приперло. Но в туалет вообще не выводили. Он плакал, а на бетоне из-под штанов расплывалось пятно...

Тех, кто пытался подняться, били по ногам и кричали на чистом русском:

— На колени!!!

Команда была лишней. От ловкого удара костолома в желтом жилете любой даже здоровый мужик падал как подкошенный.

А главным зачинщиком всех беспорядков в городе таллинская криминальная полиция признала российского 44-летнего гражданина Андрея Ачкасова. Его схватили прямо на вокзале.

Нет! Он и не собирался убегать. Наоборот, хотел поменять свой билет в Крым (там он решил провести законный отпуск, в который его отпустило руководство хлебозавода, на котором он работает) на более позднюю дату. Как уехать, если друзей сажают? После восьмичасового допроса его все-таки отпустили под подписку о невыезде, предупредив: ему светит пять лет тюрьмы.

— Я оказался от адвоката! — заявил мне сияющий Андрей Ачкасов сразу после допроса. — Они спросили, кидал ли я камни в полицейских? Я ответил, что защищался таким образом. Ведь наше дело правое. Мы победим!

— Дурак! — я не сдержался. Мне стало совершенно ясно, что такие простодушные сидельцы с российским гражданством — просто находка для эстонской криминальной полиции.

Экологически чистый депутат

У знаменитого пушкиниста Юрия Лотмана было три сына. После смерти отца, жившего и работавшего в университете Тарту, Михаил продал его архив Эстонии, а не в третью страну, за что семья заслужила вечную благодарность властей.

Старший Михаил стал депутатом и фактически проголосовал за перенос памятника. В нынешний Рийгикогу его не переизбрали. Средний Григорий на политической арене пока не засветился. Зато младший, Алексей, заседает в парламенте от партии "зеленых". Он и назначил нашу встречу в экологическом таллинском ресторане, где даже вино особенное.

— Как это по-русски? — и маленький бородатый депутат в цветастом галстуке пощелкал пальцами. — В общем, при окучивании виноградников не используется рабский труд.

Депутат Алексей Лотман, как и его старший брат, уверен в правильности переноса памятника и сопутствующих ему захоронений.

— Недавно моя дочь ездила к вам в Россию. Две вещи ее поразили. Во-первых — ситуация в Чечне. И во-вторых, ее все время спрашивали: внучка ли она знаменитого Юрия Лотмана? Согласитесь, это было не совсем приятно.

— Что делает нынешний Рийгикогу, чтобы ликвидировать последствия разлома между эстонцами и русскими?

— Мы сейчас обсуждаем учреждение русскоязычного портала эстонского национального телевидения. А вообще, может, проблеме надо было вырасти до таких масштабов, чтобы всем стало ясно: пора ее немедленно решать! В будущее я смотрю с оптимизмом.

Алексею Лотману надо было срочно встретиться с женой-эстонкой, чтобы ехать из столицы со съемной квартиры на выходные домой, в экологически чистый заповедник Матсалу, где он и живет. Таллин воистину город крохотный. Я таки встретил Алексея Лотмана с супругой ровно через час возле музея оккупации. Он шел в сером драповом пальто, вязаной шапочке и с туристическим рюкзаком к вокзалу. Рядом плелась огромная жена-эстонка. Мигалок ни на рюкзаке, ни на эстонке я не заметил. Скромны депутаты Рийгикогу...

Богатые тоже плачут

Но не все русские переняли обычаи древнего народа эсти. Русско-эстонский олигарх Николай Петрович (имя изменено) совершенно не поддерживает нынешнюю власть. Более того, он так мне и заявил:

— Мы что? Утираться опять будем?! Они не просто памятник перенесли. Они память изменить хотят. Нашу память!

— Крамольные вещи говорите, Николай Петрович! — предостерег его я от неприятностей. — А вот как налоговая пожалует?

— Никогда! — рассмеялся олигарх.

Предприятие Николая Петровича является транснациональным. Плевать он хотел на экономику прибалтийских стран. Простите, и на Россию он не сильно надеется в своих фьючерсных поползновениях. Олигархи они такие, практичные. А насчет налоговой я просчитался. Если платишь налоги, то никакой Ансип тебе не указ.

— У меня на предприятии все русские. Эстонцев я беру только в делопроизводители, потому что язык знают.

— А как повлияют нынешние политические катаклизмы на ваш бизнес? — задаю смелый вопрос.

— Да никак! — смело отвечает олигарх. — Отключат газ — перейдем на электричество!

Но и богатые тоже плачут. Сразу после событий на Тынисмяги в детском саду сына Николая Петровича ударил камнем по голове эстонский мальчишка. Пошла кровь. Пришлось накладывать швы. Это бывает в каждом детском саду раз в сезон. Но что странно: воспитательница-эстонка сообщила маме поврежденного сына, что он сам упал. Домашнее расследование показало, что бил камнем по голове мальчик-эстонец. В больнице, обратив внимание на фамилию, пострадавшим отказались выдать справку. А в полиции — заводить уголовное дело. В этот же день старшей дочке через интернет ее эстонские одноклассницы подкинули сообщение, что они ее обольют бензином и сожгут. И это сразу после событий на Тынисмяги. Олигарх, конечно, держит удар, но легкая паника в семье существует.

— И мы что, будем все это терпеть? — спрашивает он меня.

Невеселая арифметика

Терпеть такое отношение к себе русские в Эстонии, конечно, не намерены. Но и уезжать отсюда не торопятся. Вот-вот Евросоюз откроет шенгенские двери, а значит, все недовольные смогут покинуть Эстонию и устроиться в любой стране Европы. Но есть и принципиальные индивидуумы, которые просто трясутся за серпасто-молоткастый.

— Да я на болте видал этот серый паспорт негражданина! — заявил мне один подвыпивший гражданин России на той самой остановке "Тынисмяги". В одной руке у него была початая бутылка водки, а другой он держался за поручень, чтобы не упасть. Только-только отменили сухой закон и гражданин наверстывал упущенное.

— Эдик! — лаконично представился он. — Я здесь жил, живу и буду жить! И хрен с ним, с этим Анусом Ансипом!

В Эстонии существует три паспорта. Один красный — эстонский. Второй серый — негражданина. И третий — опять красный — Российской Федерации, с видом на жительство. Этот самый вид — обыкновенная наклейка. Вот ее-то и предлагал аннулировать Ансип всем зачинщикам беспорядков.

У Марины несколько сувенирных лавок в порту. Она гражданка России.

— Зачем мне менять паспорт? Я ведь по нему в Россию за матрешками да за гжелью езжу. А вот муж у меня эстонец. Каждый раз, чтобы получить визу в российском посольстве, ему надо очередь отстоять, да заплатить в общей сложности 100 евро! — рассказывает расчетливая Марина.

Все русскоязычные жители Таллина в один голос уверяли меня, что получить эстонское гражданство сейчас стало просто нереально. Режут на экзамене по эстонскому языку. Могут спросить, например, куда в данный момент показывает старый Томас (знаменитый флюгер). Или куда улетают на зиму эстонские ласточки. Правда, никто из моих знакомых даже не пытался сдать этот экзамен. Да и очередей на получение эстонского гражданства что-то не наблюдается. Все русские давно уже для себя решили кем быть. Из 350 тысяч наших соотечественников 115 тысяч пребывают гражданами России. Остальные примерно поровну делятся на граждан и неграждан Эстонии.

28 апреля сразу после массовых беспорядков в российское посольство пришла 40-летняя гражданка Эстонии Елизавета Вяли, урожденная Меньшикова, и попросила российское гражданство.

— Там полпосольства сбежалось посмотреть на меня, — рассказывает Елизавета. — Оказывается, я была первая, кто решил отказаться от эстонского гражданства. А мне здесь страшно! С мужем я давно разошлась, квартиры в Таллине нет. Хотела поехать к себе в Калугу на ПМЖ, а мне говорят: ждите полгода. Только тогда мы вам скажем, дадим гражданство или нет. А на что мне жить в этом Евросоюзе? Без языка в Эстонии работу не найдешь, а без гражданства — в России. В общем, почувствовала я себя никому не нужной вещью.

Еще одна моя знакомая с огромными связями в Москве две недели ходила по Совету федерации и Госдуме с протянутой рукой. Собирала деньги на гвардейские ленточки для Эстонии. Депутатам и сенаторам было ровным счетом наплевать на это начинание. Эстония без ленточек не осталась. Деньги она нашла в самой Эстонии.

Идет война народная

Год назад президент Эстонии Ильвес произнес, что для эстонцев Вторая мировая война еще не закончилась. Теперь русским в Эстонии стало понятно, что эти слова означают. Перенос памятника советским воинам можно называть как угодно: и актом вандализма, и актом милосердия. Но одно совершенно ясно: в Эстонии начался пересмотр итогов Второй мировой войны. Фашизм опять поднимает голову в Европе. И это уже не страшилки пропагандистов. Это — жизнь.

Чем же ответит Россия? Экономической блокадой?

— Российские санкции больно ударят по экономике Эстонии, — говорит член правления Русского академического общества Эстонии Михаил Бронштейн. — Рост ВВП может сократиться на 25—30%. Пострадают прежде всего транзит, транспорт, металлообработка, деревообработка, химическая промышленность и машиностроение. Но во всех этих отраслях до 80% персонала — русские! Значит, санкции ударят прежде всего по соотечественникам. А корабль эстонской экономики даст крен, но не утонет!

В частных беседах русские фирмачи признавались мне, что черт с ним, с бизнесом. Лишь бы наказать строптивое эстонское правительство. Но вместе с тем у каждого был готов запасной вариант на случай блокады. Отключат газ? До норвежского голубого топлива рукой подать — цены практически одинаковые. Закроются туристические маршруты из России? Туристов полно и с Запада. Даже расчетливая Марина запаслась матрешками на год вперед, а если что — поедет за сувенирами хоть в Китай.

Так что с шашкой наголо Эстонию не образумить.

И еще одна архиважная вещь. Русские в Эстонии раздроблены. Нет единого лидера, нет фракции в парламенте. Как только кто-то способный на борьбу появляется на горизонте, его тут же переманивают эстонские структуры. Хорошая зарплата, прекрасный дом, модная машина. Что еще надо, чтобы встретить счастливую старость? А противостоять чуме можно только всем миром. Особенно, если эта чума коричневая.

Эстонские фирмы, бизнес которых зависит от России:

AS Transgroup Invest (транзит и транспорт)

AS Lavesta (транзит, владелец российский гражданин А. Кац)

AS E.O.S. (транзит топлива, основной владелец "Северстальтранс")

AS Pakterminal (транзит топлива)

AS Spacecom (транспортная компания, владелец "Северстальтранс")

AS UVZ&AVR (вагоностроительный завод)

Основные партнеры Эстонии по экспорту:

Финляндия — 18%

Швеция — 12%

Латвия — 9%

Россия — 8%

По данным Министерства экономики и коммуникаций Эстонии



20:19 15.05.07
Subscribe

Recent Posts from This Journal

promo 7freiheit febbraio 10, 2019 09:31 37
Buy for 50 tokens
Господи, зачем и почему, эти кукарекающие павлины и петухи с бизнес-шоу-зоны станут петь за Россию на Евровидении? И кто же его пропихивал? Киркоров - голубец и гл.павлин рос. шоу-эстрады Лазарев - певец ртом, был неплох в юном возрасте, когда замаячил в дуэте в Юрмале. С богатеньким…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 6 comments