7freiheit (7freiheit) wrote,
7freiheit
7freiheit

Каннский фестифаль

Андрей Плахов о Каннском фестивале сказал так, словно осторожность важнее правды.

Но заграницу не проведёшь!
UPD

Утомленный солнцем: покровительство государства сыграло с Никитой Михалковым злую шутку ("The Guardian", Великобритания)
Шейн Даниэльсен (Shane Danielsen)

Последнее эпическое полотно российского режиссера провалилось в отечественном прокате, став жертвой его близости к Владимиру Путину. Впрочем, покровительство государства вполне может сочетаться с успехом у зрителей
Джеймс Джойс как-то заметил: оружие настоящего художника - это молчание, изгнание и хитроумие. Но Джойс никогда не работал в кино. И хотя хитроумие в кинобизнесе - вещь абсолютно необходимая, выбрав изгнание, вы рискуете оказаться, подобно Овидию, на самых дальних задворках империи.

Впрочем, постоянно находиться в центре внимания тоже не всегда бывает полезно. Наглядный пример тому: российский режиссер Никита Михалков, давно уже получивший «место в президиуме» - во многом благодаря, как говорят, близкой дружбе с Владимиром Путиным. Неудивительно, что многие из его последних работ пестрят напыщенными националистическими панегириками «величию России». Достаточно вспомнить о пресловутом эпизоде из вышедшего на экраны в 1998 году «Сибирского цирюльника», где Михалков на несколько минут отвлекается от сюжета, чтобы изобразить грандиозный военный парад, принимаемый царем Александром III - при этом роль монарха режиссер с присущей ему скромностью сыграл сам.

Когда я читал лекции в Московском ВГИКе осенью 2006 года, меня изумило, что первый же вопрос, который задавали мне студенты, касался Михалкова. Считаю ли я его хорошим режиссером? Какой репутацией он пользуется за пределами России? Тот же самый вопрос - и с тем же волнением - повторялся во время лекций в Санкт-Петербурге и Ростове-на-Дону. В конце концов, беседуя со студентами после лекции, я осведомился, почему это для них так важно. «Потому что мы его терпеть не можем», - со злобой - но вполголоса, чтобы преподаватель не услышал - ответили ребята.

Однако сегодня с «русским Спилбергом» (как написано в его интернетовской биографии) случился конфуз. Его последняя работа, представленная на Каннский фестиваль - «Утомленные солнцем-2», сиквел картины, получившей в 1994 году «Оскар» как лучший зарубежный фильм - провалилась в российском прокате. Как отметил на этой неделе Люк Хардинг (Luke Harding), на родине о Михалкове, судя по всему, сложилось мнение, что он превратился из художника в аппаратчика, в инструмент государства. И нарисованную им картину Великой Отечественной войны, где благородные советские герои противостоят отвратительным немцам, вряд ли кто-то сочтет объективной.
Последнее обстоятельство, правда, не слишком вредило другим картинам того же плана: последние десять лет в мейнстримовском российском кинематографе - от вышедшей в 2006 году «Девятой роты» Федора Бондарчука до снятого годом позже «1612» Владимира Хотиненко (фильм был сделан при финансовой поддержке олигарха Виктора Вексельберга, спонсирующего также Фонд поддержки патриотического кино) - мы наблюдаем малоприятную триумфалистскую тенденцию. При этом некоторые из подобных картин имели немалый коммерческий успех. Однако подчеркнутая близость Михалкова к власти в сочетании с напыщенной манерой держаться явно помешали его блокбастеру найти желаемый отклик у публики. Режиссера наверняка не мог не встревожить и тот факт, что даже Путин не пришел на его премьеру, организованную в Кремле.

Насколько же все было проще в прежние времена. При коммунистах немногие счастливчики-кинематографисты в странах восточного блока пользовались всеми благами господдержки: большими (по тогдашним меркам) бюджетами, другими ресурсами. Некоторым, например венгру Миклошу Янчо, это позволяло решать эстетические задачи: сегодня режиссер признает, что его «большой стиль» шестидесятых-семидесятых - изысканные кадры венгерских равнин, десятки, а в фильме 1967 года «Звезды и солдаты» даже сотни статистов в массовых сценах - был бы невозможен без полномасштабной поддержки Министерства кинематографии ВНР.

Однако на репутации Янчо это не отразилось: благодаря своим художественным достоинствам его фильмы коммунистической эпохи надолго пережили финансировавший их режим. Они загадочны, неоднозначны, допускают различные толкования - а потому эти картины нельзя назвать просто порождением своего времени. Политика в них стоит на втором месте; на первом - искусство. В то же время другие режиссеры, «шагавшие в ногу» с властью, льстившие ее представлениям о самой себе, сегодня уже позабыты.

Вспомним и другой пример - фильм Джузеппе Торнаторе «Баария» (Baarìa) с бюджетом в 35 миллионов долларов, открывший прошлогодний Венецианский кинофестиваль, но до сих пор не приобретенный британскими прокатчиками. Картина - ее действие происходит на Сицилии, а среди актеров есть немало итальянских звезд первой величины (Микеле Плачидо, Моника Белуччи, Энрико Ло Версо) - оказалась дорогостоящей и масштабной пустышкой. «Баария» - вульгарная, с топорным юмором, до тошноты сентиментальная - стала одновременно попыткой создать «народный эпос» и воплощением той эстетики, что Сильвио Берлускони уже два десятка лет насаждает на итальянском телевидении, того «зеркала», что он навязывает стране. Этот фильм - стопроцентный продукт своего времени, и неудивительно, что Сильвио назвал его «шедевром», который должен посмотреть каждый итальянец (особенно с учетом того, что снимала его принадлежащая премьеру компания Medusa Film).

Хорошее кино и политику нельзя считать вещами несовместимыми. Но вопрос об отношениях художника с властью - материя более сложная. К примеру Хоу Сяо-сянь (Hou Hsiao-hsien) уже много лет «демонстрирующий флаг» тайваньского кинематографа на международных фестивалях - казалось бы, типичный «официальный» режиссер. Однако Хоу, паренек из рабочей семьи - вечный «чужак» в элитарном мире тайваньского кино, а его исторический подтекст настолько же ненавязчив, насколько изыскан его художественный язык. Фильмы вроде «Города скорби» и «Добрых людей» (они посвящены, соответственно, кровавым волнениям 28 февраля 1947 года и «белому террору» на Тайване) трудно обвинить в националистическом «надувании щек»: это подлинные произведения искусства - грустно-красивые и ненавязчиво глубокие.

Конечно, статус «культурного знаменосца страны» может обеспечить вам красивую жизнь. (Как заметил однажды на страницах нашей газеты Дерек Малькольм (Derek Malcolm), «всю вторую половину карьеры выдающегося греческого режиссера [Тео Ангелопулоса] государство спешит выполнить любой его каприз»). И я не сомневаюсь, что Михалков, как и Ангелопулос, ни в чем не знает отказа и вращается в весьма высокопоставленных, пусть и не самых творческих, кругах. Но биографии этих двух людей - наглядный пример того, как опасно «заигрывать» с властью: их несомненный талант выродился в помпезность и самолюбование. Когда тебя хвалят сильные мира сего, не так просто помнить, что истинное место художника - не за «столом президиума», а в стороне от него: это лучшая позиция, чтобы наблюдать жизнь.
Tags: Кино
Subscribe

promo 7freiheit february 10, 2019 09:31 37
Buy for 50 tokens
Господи, зачем и почему, эти кукарекающие павлины и петухи с бизнес-шоу-зоны станут петь за Россию на Евровидении? И кто же его пропихивал? Киркоров - голубец и гл.павлин рос. шоу-эстрады Лазарев - певец ртом, был неплох в юном возрасте, когда замаячил в дуэте в Юрмале. С богатеньким…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments