7freiheit (7freiheit) wrote,
7freiheit
7freiheit

Category:

Проблемы образования Эстонии

Кое-что о нашем образовании.
Цитата из комментов.
Лукаса - в отставку!, 14.10.2010 15:45
8 октября 2010 года в Таллине, в Доме учителя завершил свою работу II Конгресс национальных меньшинств Эстонии. Представители организаций нацменьшинств со всей страны выразили своё неодобрение национальной политике, которую проводит Правительство ЭР.

Участники II Конгресса приняли Резолюцию «О положении национальных меньшинств в Эстонии», где констатировали, «что в нашем гражданском обществе сегодня нет четкой платформы для диалога, который смог бы объединить жителей Эстонии независимо от их национальности и гражданства. Представители власти не готовы к диалогу с меньшинствами на равных. Нередко для имитации такого диалога используют услуги специально выращенных, а то и завезенных извне «патриотов – инородцев».

Остаются в силе наши требования к органам власти Эстонии подписать и ратифицировать Европейскую конвенция о гражданстве (1997 г.), Европейскую Хартию региональных языков и языков национальных меньшинств (1998 г.) и принять новый Закон о национальных меньшинствах. Конгресс призывает правительство Эстонии соблюдать Рамочную конвенции по защите национальных меньшинств и выполнять соответствующие рекомендации по ней».

Также, делегаты посчитали нужным заявить о невозможности дальнейшего пребывания господина Тыниса Лукаса на посту министра образования и науки. Своё недоверие к главе Мин.обороны науки участники Конгресса отразили в принятом Меморандуме о политике в сфере образования.

«Образование с целью ассимиляции стало одной из главных целей Министерства образования. Это сопровождается форсированным и принудительным переводом школ и гимназий с русским языком обучения на эстонский язык обучения, без учета мнения русскоязычного населения и без соответствующей подготовки кадров учителей, способных учить на государственном языке, а также без наличия учащихся, способных учиться на неродном языке. Конгресс считает, что это ни что иное, как непродуманное действие, за которое придется расплачиваться нашему обществу, - отмечается в документе. - Конгресс считает необходимым заявить о невозможности дальнейшего пребывания господина Тыниса Лукаса на посту министра образования и науки, поскольку его действия и установки не соответствуют ни сист


Мнение думающего специалиста-эксперта

Эксперт: Полномочия попечительских советов и их роль по обеспечению права на образование

Часть 1-я
Виктория Неборякина 25.09.2010
Состоялась конференция «Русская школа в Эстонии». На интернет-порталах было много статей и комментариев, посвященных как событию в целом, так и отдельным докладам. И это здорово! Громыхнуло, обобщила бы я.

Хотя всякий знает, что грозно нависшая над берегом волна рано или поздно будет вынуждена отступить. Конечно, за ней, чаще всего приходит другая волна, которая иногда сильнее, иногда слабее предыдущей, все зависит от того в каком процессе (прилив или отлив) она участвует.

К чему такой, на первый взгляд примитивный, экскурс в мир природы? К тому, что неискушенного наблюдателя подчас впечатляет именно видимость силы, напор, эмоциональная составляющая информации, особенно когда слышимое и видимое отвечает внутреннему ожиданию. Тому, что мы уже и так знаем, мы аплодируем с гораздо большей охотой. Именно поэтому посыл о будущем, о вневременном, не сиюминутном не каждым и не сразу принимается.

Так и на конференции более атрактивными для большинства (я сужу по отзывам) были доклады о том, как нас обидели и обижают, как нам трудно и какие плохие эти «они-другие». И неудивительно, это не стоит критиковать, поскольку зачем критиковать то, что естественно и неизбежно? Да и критика как таковая – это всего лишь обратная связь о том, что уже свершилось, о том, как не надо было. Мне думается, что надо (разнообразия ради, хотя бы) говорить и о том, что и как далее, какие идеи могли бы быть плодотворными и плодоносящими.

Я уверена, что только позитивный посыл как для русской, так и для эстонской общины способен сменить один – центробежный – процесс, все еще разносящий людей нашей страны в разные «вражьи станы», на процесс центростремительный. Поэтому очень важно, активизируя попечительские советы школ с русским языком обучения, начать с обсуждения «не крыши и евроремонта», образно выражаясь, а с фундамента. С осознания тех ценностей, ради чего нам нужна школа с русским языком обучения, какой она должна быть: Русской или мультикультурной, например? Или нужны школы разные и русские, и мультикультурные? А может какая-то школа с русским языком обучения могла бы быть с украинской, например, или белорусской культурной доминантой? Каким мог бы быть ее выпускник: активным и смелым, самостоятельно думающим, или исполнительным, списывающим и изворотливым? Ну и т.д.

На самом деле вариантов множество, и за этим множеством русскоговорящей общине надо видеть единство. Это единство должно, на мой взгляд, состоять в следующих для нас всех аксиомах:

1. Мы понимаем, что у людей есть разные интересы и ценности, мы понимаем, что у каждого человека есть право бороться за свои ценности.

2. Мы понимаем, что в борьбе за свои интересы и ценности нельзя преступать за грань (христианской?) морали, что построение МИРА (во всех семантических значениях этого слова) начинается с убежденности, что как единомышленника, так и думающего иначе, надо слушать и слышать. Слышать, в чем, почему и для чего он считает возможным противопоставиться общему хору «славься!». (Хотя бы потому, что некоторые ощущают, видят и знают, больше чем другие).

3. Мы понимаем, что надо отвечать за то, что делаем, но и за то, чего мы не делаем и не сделали. Никто не должен нам ничего, свой мир строит каждый сам.

Русская школа и школа с русским языком обучения, содействующая формированию такого понимания, будет вне конкуренции. Ее невозможно будет закрыть, ибо потребность у людей в таких, уважающих человека педагогике и школьном управлении, относится к числу фундаментальных потребностей людей.

Роль попечительских советов в становлении такого мировосприятия или препятствии его становлению нельзя переоценить. Но чтобы справиться с этой ролью, надо каждому члену попечительских советов и сформированного Совета Русских Школ Эстонии выкорчевывать из себя привычку улюлюкать вслед, злорадствовать по поводу неудач товарищей, злословить и сплетничать, давить на мозоль и т.п. Это трудно, я знаю, никто из нас не ангел, но если мы не можем повлиять на собственное поведение, то откуда нам взять смелость направлять реформу русского образования?

Разные процессы протекают с разной скоростью и с разной результативностью. То, что принесет когда-нибудь огромный вред или пользу, сегодня зарождается в виде незаметных источников силы для организации общины. Как река полноводная начинается где-то из небольшого родника.

Глобальные процессы распадаются на подпроцессы, которые где-то взаимодополняют друг друга, а где-то конкурируют из-за ресурсов. Так и процесс сохранения и, надеюсь, развития, укрепления, системы образования на русском языке, включает как минимум две составляющие

* организационную (объединение и укрепление попечительских советов, создание коммуникативной и социальной сети активистов, взаимоинформирование, организация обмена мнениями, дискуссий, разделение на группы частных интересов, борьба за доминирование и многое другое, и главное открытое противоборство всем попыткам школы закрывать по политическим и подобным мотивам),

* и содержательную (педагогическое переосмысление функции русской школы, объединение и поддержка учительских кадров, желающих способствовать возрождению имиджа русского образования, образование педагогов, способствующее становлению активных субъектов образования, в частности способных и желающих освоить государственный язык ради сохранения школы, и многое другое).

Хочу пожелать Совету Русских Школ Эстонии держать «коромысло» в равновесии, дабы не перевесило ни одно из его плеч, тогда движение к цели будет гармоничнее, привлекательнее для многих, а значит, и по силам.

И совсем дивное, Общественное мнение о директорах русских школ.


В следующих частях статьи я попробую раскрыть некоторые содержательные проблемы, на мой взгляд, архиважные для поддержания у попечительских советов компетенции в вопросах (программы) развития школы.

Виктория Неборякина, докторант Таллинского Городского Университета, сопредседатель клуба Stimula. Ранее – завуч русскоязычной Пушкинской гимназии г. Тарту.

Часть вторая

Начнем с того, что Попечительские советы задуманы и имеют потенциал стать (коллективным) органом управления процессами развития школы. Но реальность такова, что раскрыть этот потенциал в русских школах будет очень трудно. По нескольким причинам.

Во-первых, существует установка многих родителей «искать правду» не стенах родной школы, а где-то на стороне, скорее в министерстве, чем в школе и совместно с другими родителями. Так, одна из мам пишет в delfi:

«Раз уж попечительский совет у нас марионеточный, то будем искать справедливости в министерстве образования».

На основании каких фактов вынесен вердикт всему Попечительскому совету?

«Только наш попечительский совет возглавляет дама, которая сама в старших классах ведет уроки на эстонском языке. Не знаю, учитель она или нет. Ещё ведет платные кружки, так что не в её коммерческих интересах идти против директора. В общем, попечительский совет школы не внушает доверия, не вижу смысла с ним связываться».

Как видим, какие-то основания приводятся. Но достаточны ли они для отказа от внутришкольного диалога? Думаю, нет. Кто знает, может проблема кроется в неосознанной автором комментария установке, мол, я человек маленький, от меня ничего не зависит, все в руководстве продажные, а министерство, конечно, не поможет, но для облегчения своей совести шевельну пальцем – напишу. Часто причина нашего поведения скрыта от нас самих. Хотя я и не отвергаю версии, что у комментатора есть серьезные основания для озвученных сомнений.

Вторая причина, заключена в общей (правовой) безграмотности, незнании прав и обязанностей родителей и отсутствии какого-то просвещения по этому вопросу. Так спрашивает (спасибо за это!) некто СВА в комментариях к предыдущей части статьи:

«1.Мне сегодня было сказано. что родители учеников НАЧАЛЬНЫХ классов в ПС не выдвигаются. Это так? Или это решение конкретной школы?

2. Если программа развития принята 3 года назад, она может быть изменена или только корректируется?»

Казалось бы, один параграф в Законе об основной школе и гимназии, в котором всего 11 пунктов, - не такой большой объем информации, его освоить – всего пару часов требуется. Распечатать выписку каждому родителю в школе – тоже, не бог весть, какие инвестиции. Организовать телефон доверия, постоянно действующую рубрику «вопросы и ответы», например, на портале http://www.baltija.eu/ тоже ведь не проблема (я тоже могла бы раз или два в неделю отвечать на вопросы, если бы для этого было отведено постоянная рублика, или что-то в этом роде). Но…


В своем докладе на конференции я озвучивала результаты исследования родителей г. Таллинна, проведенного в 2004 году (www.koolielu.ee/link.php/10987). Что же думают родители о том, чем должен заниматься Попечительский совет?

Варианты ответов были следующие:

* несвязанные с учебной работой вопросы (ремонт здания, бесплатное питание и решение о сборе денег на сомнительные цели).
* утверждение программы развития и (по мнению 10%) утверждение бюджета.
* контролировать разные области деятельности, исполнение бюджета.
* в компетенцию не должны входить, прежде всего, вопросы учебной программы.

Особенно удивляет последний ответ.

Не удивительно, что родители не очень заинтересованы участвовать в такой «работе». Мало кому нравится контролирующая функция, особенно когда сомневаешься в своей компетентности, или как писала в delfi все та же мама:

«К директрисе идти не хочу, т.к. не исключено, что ребенка потом затравит».

Опасение за положение ребенка в школе – это тот барьер, о который спотыкаются многие заинтересованные в изменениях родители.

Третья причина, и, по-моему, более весомая, может заключаться в том, что в школе не созданы условия и конкретные механизмы для сбора и обобщения информации об ожиданиях, интересах, потребностях, возможностях и тревогах родителей и учеников. В вышеуказанном перечне ответов, как видим, нет функции, которую можно сформулировать так: Попечительский совет должен установить, что другие родители ожидают от школы, удовлетворены ли они развитием детей и организацией школьного процесса, что родители думают об уровне обучения и учебы.

Хотя на уровне законодательства все предусмотрено (Попечительские советы, родительские собрания, беседы о развитии ребенка и т.п.) и этими механизмами можно было бы пользоваться, но школы, возможно, не умеют, а родители, возможно, не понимают их значения, поскольку есть уже сложившаяся система представлений о школе, как организации детей принуждающей и контролирующей. И даже там, где пытаются избавиться от такого имиджа школы, изменений трудно добиться из-за личного, не всегда позитивного, опыта родителей. А что говорить о школах, где руководство и учителя сами хотели бы оставаться на позициях «все знающих и всех поучающих»?

Но, хочешь - не хочешь, а надо признавать, что учитель не владеет более монополией на истину, т.е. не контролирует ситуацию и процесс образования, родитель и ученик может быть компетентнее учителя в отдельных вопросах в силу владения отсутствующими у учителя умениями (возможности Internetа, иностранные языки, СМИ, компьютерные и др.) и ресурсами (время, общение в различных социальных сетях, в том числе и виртуальных). Нет монополии на воспитание и обучение и у семьи, церкви и общины.

Поэтому очень важно было для меня в начале моего доклада на конференции затронуть вопрос о педагогических парадигмах - системах принципов и взглядов на педагогическую деятельность и реальность. Обозначу и в статье их взаимосвязь с той ролью, которую станет исполнять Попечительский совет, принявший ту или иную позицию.

1. Если учителя, родители и ученики считают, что «учитель знает, чему надо обучать, что истина и что ложь, что и в каком объеме должно быть освоено, в соответствии с какой (государственной?) программой обучения и на каком языке, то роль ученика сводится к репродуктивной деятельности, он должен понять, принять, запомнить и воспроизвести. И все. Это та парадигма, в которой люди моего поколения обучались, и, я знаю, многие считают ее единственно правильной. Что ж для функционирования системы, в достоинствах которой мы уверены, нужны исполнительные, с чувством долга и ничего не стремящиеся изменить люди. А если нужны изменения, инновации, развитие?

В первой системе взаимоотношений ПС становится инструментом давления на нерадивых родителей. Этот опыт у нас также есть. В советское время родительские комитеты именно этим и занимались, родители призывались к порядку, нередко привлекая руководство и профсоюзы с их места работы. Метастазы такого взгляда на обучение наблюдаются и сейчас, и в среде русскоговорящих, в частности, возмущенных преждевременным (не подготовлены кадры, учебники плохие и т.п.) переводом на эстонский язык обучения тех или иных предметов, в той или иной форме, и стремящихся найти управу на директора и др. в министерстве («пусть накажут!!!»).

2. Если ученик (родитель) знает, в чем он нуждается, какое образование он хочет «приобрести», то у директора и учителей есть только одна возможность – они действуют в соответствии «с заказом клиента». Вот тогда привлекается аргументация типа «мы налогоплательщики, вы должны!…». В этом случае родители в классах и Попечительский совет в целом пытается осуществлять контроль и «командует» школой. В эстонских школах этот процесс идет уже давно (система элитных школ – вершина айсберга), и есть опасность, что в русских школах активизирующиеся родители пойдут этим путем. Маятник отклоняется в другую сторону. Кто был ничем в прошлой системе отношений, хочет стать всем в этой новой конфигурации.

Почему бы и нет, скажете Вы? Потому что не все родители педагоги и образованные люди, многим трудно определиться, что хорошо или плохо для их детей, некоторые родители слишком эгоистичны, требуют для своих детей привилегий за счет тех, кто не может за себя постоять, борьба групп интересов в школе накаляется, начинаются интриги, в которые вовлекаются учителя. Это не лучшая атмосфера для обучения и воспитания детей, морально неокрепших, да и по большому счету мечтающих о дружбе и любви со стороны взрослых и сверстников больше, чем о Нобелевских премиях, необходимых некоторым родителям как символы их родительской состоятельности.

В Попечительском совете Тартуской Пушкинской гимназии были родители, думающие и живущие в первой парадигме, но были и приверженцы второй.

Почему еще знание и осознание разных парадигм важно? Потому что сотрудничать без осознания фундамента, на котором строятся ожидания и отношения, невозможно. Запрограммированный конфликт проявится очень быстро. И я ВСЕРЬЕЗ ОПАСАЮСЬ, что именно по этой причине, может застопориться движение по объединению Попечительских Советов русских школ, поскольку и ПС в целом может выражать либо одну, либо другу систему принципов и взглядов. Поэтому я хочу бы по мере своих сил содействовать становлению так называемой «участвующей», а по сути развивающейся школы.

3. В такой школе обучаемое (содержание и форма, язык) проясняется в ходе сотрудничества учителей, учеников, родителей. Все субъекты понимают, что интересы, предварительные знания, ценности у людей разные, и учатся ДОГОВАРИВАТЬСЯ. В этой парадигме Попечительскому совету отводится координирующая роль, ПС содействует становлению такой атмосферы в школе, где активность и взаимодополнение является высшей ценностью. В такой школе родитель не боится, что его ребенка затравят, но и не стремится урвать «кусок пожирнее» для своего чада. Утопия?

Думаю, нет. Этому можно научиться. Один из комментаторов в delfi посоветовал маме, которую я цитировала в начале этой статьи:

«Обсудите с другими родителями эту проблему, наверное, Вы не одна озабочены положением дел. Без скандала, по деловому поднимите вопрос на общешкольном родительском собрании. Попечительскому совету письменно внесите свои предложения».

Вижу, я не единственная, кто верит в возможность сотрудничества. Но вера верой, нужны и знания, в том числе и о том, как снимать напряжение в дискуссии, как добиваться консенсуса, когда у каждого есть своя правда, как ставить и снимать вопросы, и многое другое, помогающее двигаться к договоренностям.

Постараюсь в последующих статьях (если портал не утомится моими статьями) раскрыть последнюю тему более подробно.

Опыт работы в Пушкинской гимназии в этом вопросе бесценен, поскольку и ошибки были, и свершения. Недаром говорят, что «за битого двух небитых дают». Надеюсь, читатели не воспринимают написанное как просто теоретизирование, ведь все прожито и переосмыслено (в том числе в процессе преподавания Организационного поведения и Коммуникационной психологии в Высшей школе Майнор), и пишу я о том, что, надеюсь, будет полезно тем, кто захочет и осмелится строить новую русскую школу.
Subscribe

promo 7freiheit february 10, 2019 09:31 37
Buy for 50 tokens
Господи, зачем и почему, эти кукарекающие павлины и петухи с бизнес-шоу-зоны станут петь за Россию на Евровидении? И кто же его пропихивал? Киркоров - голубец и гл.павлин рос. шоу-эстрады Лазарев - певец ртом, был неплох в юном возрасте, когда замаячил в дуэте в Юрмале. С богатеньким…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments