7freiheit (7freiheit) wrote,
7freiheit
7freiheit

Categories:

О халтурщиках в высшей школе. (Такие есть и будут во все времена, даже в детских садах и школах )

Оригинал взят у graf_moltke в О халтурщиках в высшей школе
Один из самых распространенных типов преподавателей в современных российских вузах – это халтурщики, то есть люди, которые некачественно выполняют свою работу, стараясь затратить на нее как можно меньше усилий. Некоторые делают это потому, что не хотят работать, другие элементарно не могут, третьи искренне полагают, что так и надо. Конечно, халтурщики есть везде и во все времена. Однако в 1990-2000-е годы, когда из российских вузов ушло множество талантливых преподавателей (и еще больше не пришло), на их месте в изобилии оказались люди, которые не смогли бы удержаться нигде более в силу полной неэффективности своей деятельности. Для таких людей высшая школа - идеальное место работы: минимальные затраты времени (если считать только аудиторные часы) и весьма туманная система оценки достигнутых результатов.

Халтурщики среди преподавателей делятся на несколько категорий.
В первую очередь нужно выделить активных и пассивных.
Пассивный халтурщик – это человек, который просто старается работать как можно меньше. Ему совершенно все равно, что о нем подумают окружающие. Он делает ровно столько, сколько необходимо для того, чтобы его не уволили с работы. На работе появляется как можно реже, к занятиям не готовится и пропускает их под любыми предлогами. Чем он занимается остальное время – загадка; возможно, просто лежит дома на диване перед телевизором. Любая активная деятельность невыносима для него в силу его характера. Это такой современный Обломов, для которого преподавание – лучший вид деятельности, поскольку отнимает всего несколько часов в неделю. Никаких амбиций у такого халтурщика нет, деньги его интересуют, но не настолько, чтобы что-то предпринимать для увеличения своих доходов.

Активные халтурщики, напротив, развивают бурную деятельность. Их можно, в свою очередь, разделить на алчных и тщеславных - в зависимости от того, каков основной стимул этой активности.

Алчного халтурщика интересуют в первую очередь деньги. Любая деятельность, не приносящая дохода, сводится к минимуму. Такой халтурщик старается всеми силами уменьшить свою учебную нагрузку и избегает любой общественной работы. Зато он пристально следит за правилами получения надбавок и стремится участвовать в большом количестве грантов и научных проектов. У него довольно много публикаций – естественно, невысокого качества, поскольку делаются они исключительно ради тех самых надбавок. Он готов участвовать в любом проекте вне зависимости от его тематики, при этом с удовольствием берет на себя административные функции. В начальники он не лезет, слишком много хлопот, его идеальная роль – серый кардинал, распоряжающийся финансами. Неформальные связи с нужными людьми для него гораздо важнее, чем звания и титулы. Его участие в научном проекте описывается двумя глаголами – освоить и отчитаться. Освоить - значит перевести как можно больший процент выделенной на исследование суммы в собственный карман. Отчитаться – значит создать у организации, выдавшей грант, впечатление, что работа произведена. Как правило, для этого нужно выполнить некие формальные требования (написать отчет, опубликовать N статей и т.д.). Наукой, естественно, при этом и не пахнет.

Для тщеславного халтурщика деньги тоже важны, но они не являются главным. Главное – чувствовать себя великим ученым. Он тоннами строчит публикации по самым различным вопросам; тщеславный халтурщик, как правило, позиционирует себя как специалиста широкого профиля, который прекрасно разбирается во всем. Он пристально следит за тем, какая тематика сейчас наиболее популярна, и немедленно переключается на нее. В Советском Союзе он, к примеру, занимался историей КПСС, в 90-е годы – русским либерализмом, ныне – традициями российской государственности. Он берет себе большое количество учебных курсов, в рамках которых травит студентам байки, часто вставляя фразы типа «когда мы беседовали с Бжезинским за ужином у него дома…» или «когда министр иностранных дел Франции обратился ко мне за советом…». Для него главное - не научить студентов, а стать среди них популярным. Студенты, кстати, прекрасно видят и эксплуатируют эту слабость. Он уделяет очень много сил и времени самопиару. Под его научным руководством могут находиться десятки студентов, работы которых он не читает даже по диагонали. Он стремится к званиям, степеням, наградам и должностям. Вполне счастлив он только тогда, когда может чувствовать себя великим.

Надо отметить, что все три типа халтурщиков прекрасно уживаются друг с другом. Заведующим кафедрой может быть тщеславный халтурщик, его заместителем и правой рукой – халтурщик алчный, преподаватели – пассивными халтурщиками, которые не представляют никакой угрозы для своих шефов. Все счастливы: верхушка пилит гранты и строчит публикации, "низы" тихо ропщут на низкую зарплату и боятся увольнения. Полная гармония!


-----------------------
Метастазы плагиата

Метастазы плагиата. Часть 2
Четыре с лишним года назад я написал короткий пост о том, как с каждым годом растет процент плагиата в статьях участников молодежной научной конференции, которую я в те времена проводил. Конференция уже давно покинула сей бренный мир, а многие ее участники стали сотрудниками вузов и научных учреждений. Естественно, бережно сохранив свои прежние привычки.

Итак, сегодня я хочу сказать пару слов о плагиате в работах преподавателей и научных сотрудников. Потому что именно здесь, на мой взгляд, эта раковая опухоль наиболее опасна.

Плагиат в студенческих работах – это, конечно, тоже очень плохо. Равно как и плагиат в диссертациях, защищенных «для понтов», например, политиками или бизнесменами. И тот, и другой вид плагиата широко распространен не только в нашей стране, но и за рубежом. Вспомним, хотя бы, серию разразившихся в последние годы скандалов вокруг диссертаций целого ряда немецких политиков. Самым известным из них был министр обороны Гуттенберг, которого прочили в канцлеры. Теперь из-за найденного в диссертации плагиата в его карьере – по крайней мере, на некоторое время – поставлена точка.
Однако, по моим ощущениям, ни в одной развитой стране нет такой массы плагиата среди преподавателей высшей школы. В очередной раз оговорюсь – поскольку ситуацию в естественных науках я не знаю, то касаюсь только гуманитариев.

Разрастанию этой раковой опухоли способствовало сразу несколько факторов. Каждый из них является результатом той плачевной ситуации, которая сложилась в системе высшего образования и науки в течение последних 20 с небольшим лет.
1. Кадровая проблема. В результате ухода из науки (или отъезда за рубеж) множества талантливых сотрудников освободившиеся места в вузах и научных институтах заняли люди, многие из которых в нормальных условиях туда бы не попали. В эту сферу они пришли только потому, что ни на какую более или менее престижную и оплачиваемую работу их не взяли. Соответственно, научные работники из них тоже не очень.
2. Повсеместная ориентация при оценке эффективности научной работы в первую очередь на количественные показатели (число публикаций) в условиях низкой базовой зарплаты и достаточно высокой учебной нагрузки.
3. Развал системы научной экспертизы. Общеизвестно, что 9 из 10 отзывов на публикации пишется авторами публикаций и лишь подписывается рецензентами. Система оценки качества при приеме текста на публикацию также практически отсутствует, если не брать горстку «старых» журналов, где эта система уцелела с советского времени.

Говоря кратко, преподаватель попадает в ситуацию, где его заставляют писать как можно больше, оставляют очень мало времени на научную работу и позволяют публиковать что угодно. Естественно, эти объективные факторы не снимают с авторов личной ответственности за плагиат. Но по наклонной плоскости, как известно, катиться вниз куда легче.

У меня нет точной статистики по поводу того, какой процент выпускаемых ныне публикаций содержит плагиат. Не думаю, что такая статистика вообще существует. Однако информация из многих независимых друг от друга источников позволяет утверждать, что объем плагиата, во-первых, довольно высок, во-вторых, постоянно растет. Коллеги, которым часто попадают на рецензию кандидатские диссертации, в один голос утверждают, что за последние 10 лет процент плагиата в них значительно вырос, списывание стало массовым явлением. Коллеги, которые проводят научные конференции, отмечают, что за последние 5 лет резко увеличилось число статей с плагиатом, авторами которых являются доктора наук (!). Еще лет 10-15 назад такие явления если и наблюдались, то носили скорее единичный характер.

При этом обнаруживается, в основном, самая грубая форма – копирование из открытого русскоязычного источника. Между тем, наиболее распространен в научной среде другой вид плагиата – переписывание иностранных (в первую очередь англоязычных) статей и книг. Вероятность обнаружения заимствований в этом случае крайне низкая, поскольку сделать это сможет только хороший специалист по данной конкретной научной проблеме. Случаются, конечно, и проколы. Так, московский германист, доктор исторических наук А.И. Патрушев в 2003 г. опубликовал книгу «Германская история», которая является вольным переводом «Краткой истории Германии» Хандке. Откуда ему было знать, что книга Хандке выйдет на русском языке в том же году в другом издательстве?
Именно этим, кстати, отчасти объясняется тот факт, что многие весьма плодовитые ученые-гуманитарии не имеют публикаций за рубежом. Там ведь хорошо знакомы с оригиналом, и пытаться протолкнуть копию не только бессмысленно, но и опасно.

Отдельная строка - копирование учебных программ. Некоторое время назад ряд моих коллег объявил нечто вроде забастовки, категорически отказавшись выкладывать на сайт факультета в открытый доступ программы своих курсов. Причина проста - спустя некоторое время эти программы появлялись на сайтах других вузов, в том числе столичных, но уже с другими фамилиями.

Еще одно распространенное явление – так называемый «самоплагиат». Это когда автор пихает один и тот же текст под разными названиями везде, где его готовы принять. Прямого воровства в этом случае, конечно, нет, но хорошего тоже мало.

Сложившаяся ситуация опасна не только тем, что наука подменяется симуляцией. И не только тем, что нормальные ученые оказываются в проигрыше – на самостоятельное исследование нужно гораздо больше времени, чем на переписывание чужих трудов, а оценивается, повторюсь, в основном количество, а не качество публикаций. Опасность заключается еще и в том, что система приобрела цикличность – преподаватели-плагиаторы готовят студентов-плагиаторов, которые затем становятся аспирантами-плагиаторами и преподавателями-плагиаторами. Прервать эту спираль воспроизводства плагиата, которая расширяется с каждым витком – едва ли не самая важная и сложная задача.
Tags: Про уродов и людей, гении в ЖЖ
Subscribe

Recent Posts from This Journal

promo 7freiheit february 10, 2019 09:31 37
Buy for 50 tokens
Господи, зачем и почему, эти кукарекающие павлины и петухи с бизнес-шоу-зоны станут петь за Россию на Евровидении? И кто же его пропихивал? Киркоров - голубец и гл.павлин рос. шоу-эстрады Лазарев - певец ртом, был неплох в юном возрасте, когда замаячил в дуэте в Юрмале. С богатеньким…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 8 comments